2-27-52;
2-30-58

info@kprf-04.ru



3. Советская наука созидать


В конце своей жизни И.В. Сталин отмечал: «Особая роль советской власти объясняется двумя обстоятельствами: во-первых, тем, что советская власть должна была не заменить одну форму эксплуатации другой формой, как это было в старых революциях, а ликвидировать всякую эксплуатацию; во-вторых, тем, что ввиду отсутствия в стране каких-либо готовых зачатков социалистического хозяйства она должна была создать, так сказать, на «пустом месте» новые социалистические формы хозяйствования».
К решению этих задач Советская власть приступила сразу же после победы в Гражданской войне и изгнания иностранных интервентов. Однако страна оставалась во враждебном окружении. Это диктовало необходимость сохранять командно-административные принципы взаимодействия между социалистическим базисом и его государственной надстройкой — социально-экономической и политической.
В эпоху социализма решающая роль принадлежит именно экономической политике. Как указывал В.И. Ленин: «Сама сущность перехода от капиталистического общества к социалистическому состоит в том, что политические задачи занимают подчинённое значение к задачам экономическим». Действию объективных законов в социалистическом обществе И.В. Сталин посвятил работу «Экономические проблемы социализма в СССР». В ней на основе марксистско-ленинского учения исследован выдающийся опыт первых десятилетий строительства социализма.
Важнейшим шагом для молодой Советской Республики было мартовское 1921 года решение X съезда РКП(б) о переходе к новой экономической политике. Среди членов партии было немало тех, кто называл нэп губительным для революции отступлением. Такую позицию высказывал не только Троцкий, но и такие преданные соратники Ленина, как нарком продовольствия Цюрупа. Однако победа Ленина на Х съезде, рождённая в жарких спорах, свидетельствовала: большинство коммунистов приняли определяющую ленинскую идею о подчинённом значении политических задач по отношению к задачам экономическим.
Нам, коммунистам, готовясь управлять страной, необходимо основательно изучать этот исторический опыт. Сегодня находятся любители проводить аналогию между ленинским нэпом и горбачёвской перестройкой. Они хватаются за новую экономическую политику 1920-х годов, чтобы дискредитировать определяющую роль государства в управлении экономикой, чтобы и дальше навязывать нашему обществу доказавшую несостоятельность идею «саморегулирующегося рынка». Однако «идеология свободного рынка оказалась лишь предлогом для применения новых форм эксплуатации» — это заявил не коммунистический идеолог, а лауреат Нобелевской премии в области экономики американец Джозеф Стиглиц.
Любые сопоставления горбачёвской перестройки и практики первых советских лет несостоятельны. К началу 1921 года молодая Советская Республика оказалась в отчаянном положении. Страна была разрушена двумя войнами — Первой мировой и Гражданской. С 1913 по 1921 год промышленное производство упало почти в пять раз. Вдвое снизился объём сельхозпроизводства. Жертвами военных действий, голода, эпидемий стали не менее 25 миллионов человек.
Когда принималось решение о переходе к нэпу, на Дальнем Востоке ещё хозяйничали японские интервенты и их белые пособники. Страна была охвачена неурожаем и голодом. На Кубани и на Дону, на Украине, в Поволжье и в Сибири бушевали кулацкие бунты. В дни, когда проходил Х съезд РКП(б), в Кронштадте вспыхнул антибольшевистский мятеж. Перед Советской властью стоял вопрос: кто кого? Или большевики одержат победу и продолжат строить социализм, или мировая буржуазия уничтожит молодую Республику Советов.
Спустя шесть десятилетий состояние нашей страны было принципиально иным. В середине 1980-х годов мощный экономический, научно-технический и культурный потенциал превратил СССР в одну из ведущих стран мира. Так что нэп был использован Советской властью для спасения страны и создания сильного государства. Перестройка же обернулась разрушением страны и устранением советской системы.
Основы экономической политики большевиков Ленин изложил задолго до Х съезда РКП(б). В работе «Очередные задачи Советской власти» он обосновал неизбежность переходного периода между капиталистической и социалистической экономикой, определил основные условия этого исторического перехода. Этому же посвящены и другие его работы того времени: «О продовольственном налоге», «О кооперации», «О значении золота теперь и после победы социализма».
Во всех статьях, во всех ленинских выступлениях отражались глубокое понимание ситуации и ответственность за будущее страны. На Х съезде РКП(б) он говорит: «Товарищи, вопрос о замене развёрстки налогом является прежде всего и больше всего вопросом политическим, ибо суть этого вопроса состоит в отношении рабочего класса к крестьянству». И далее подчёркивает: «Классов обмануть нельзя». Какой точностью и правдивостью наполнены эти ленинские слова! Их не сравнить с демагогией Горбачёва о «социализме с человеческим лицом».
Перестроечное реформирование запустило катастрофические для страны процессы. Архитекторы этой политики так и не сформулировали гражданам своих целей. А вот партия большевиков ставила свои цели предельно ясно. Ленин, в частности, говорил: «Мы откровенно, честно, без всякого обмана крестьянам заявляем: для того, чтобы удержать путь к социализму, мы вам, товарищи крестьяне, сделаем целый ряд уступок, но только в таких-то пределах и в такой-то мере и, конечно, сами будем судить — какая это мера и какие пределы».
Был ли в конце 1980-х хоть намёк на такую же правдивость и ответственность в выступлениях Ельцина с трибун, украшенных плакатами «Вся власть Советам»? Пройдёт всего четыре года, и в октябре 1993-го он отдаст зверский приказ расстреливать Советскую власть и тех, кто встал на её защиту. Ухватившись за президентское самовластие, этот «обновитель социализма» начнёт штамповать указы о приватизации национального богатства, спешно формируя новоявленную российскую буржуазию.
В работах по экономике переходного периода Ленин рассматривал всё народное хозяйство в комплексе. Потому, объявляя нэп, он снова обращался к плану ГОЭЛРО, выполнение которого давало возможность быстро идти вперёд.
Глава Совнаркома понимал: недостаточно позволить крестьянам производить и оставлять себе излишки сельхозпродукции. Важно создать условия для её сбыта, для зарабатывания средств и развития крестьянского хозяйства. Отсюда — пристальное внимание к торговле и потребительской кооперации. Именно потребкооперация позволяла обеспечивать крестьян промышленными товарами и закупать их продукцию. Роль государства в период нэпа не ослабевала, а усиливалась. И именно эта государственная политика делала крестьян-бедняков середняками.
Нынешняя российская власть, опутанная либеральными догмами об устранении государства из управления экономикой, не способна решать проблемы ни в промышленности, ни в науке, ни в сельском хозяйстве, ни в строительстве, ни в торговле. Внятной политики в этих сферах и сегодня нет. Экономический подъём в этих условиях просто немыслим.
Ленинские идеи о роли экономической политики были взяты на вооружение Сталиным. На XIV съезде ВКП(б) в 1925 году он произнёс: «Мы должны сделать нашу страну страной экономически самостоятельной, независимой, базирующейся на внутреннем рынке… Мы должны строить наше хозяйство так, чтобы наша страна не превратилась в придаток мировой капиталистической системы, чтобы она не была включена в общую схему капиталистического развития как её подсобное предприятие, чтобы наше хозяйство развивалось… как самостоятельная экономическая единица, опирающаяся на смычку нашей индустрии с крестьянским хозяйством нашей страны». Эти мысли были понятны народу. Они сплачивали советское общество в борьбе за независимость СССР.
Поставленная Сталиным цель создать индустриальную базу была достигнута. В 1922—1929 годах, к началу первой пятилетки, было построено более 2000 крупных промышленных предприятий. Страна достигла успехов, которые признавали даже оппоненты. В январе 1932 года французская газета «Тан» писала: «СССР выиграл первый тур, индустриализуясь без помощи иностранного капитала». Французам вторила британская «Файнэншл таймс», отмечавшая: «Успехи, достигнутые в машиностроительной промышленности, не подлежат никаким сомнениям… СССР в настоящее время производит всё оборудование, необходимое для своей металлургической и электрической промышленности. Он сумел создать свою собственную автомобильную промышленность. Он создал производство орудий и инструментов, которое охватывает всю гамму от самых маленьких инструментов большой точности и вплоть до наиболее тяжёлых прессов».
У современных российских антикоммунистов есть все основания ненавидеть Советскую власть. На фоне героических прорывов ленинского и сталинского созидания бледно выглядят те, кто опустил Россию в долговую яму, набрал долларовых кредитов в иностранных банках, вывез средства в офшоры, обескровил российскую экономику, унизил и обобрал граждан. Большевики выводили страну на передовые рубежи. Политика либеральных властей гарантирует её ограбление. В своей книге «Люди, обокравшие мир», американец Николас Шексон пишет: «Граждане России и многих других стран бессильно наблюдают, как национальные элиты грабят богатства их стран и вступают в сговор с западными финансистами и бизнесменами, стремясь спрятать награбленное в офшорах и избегать уплаты налогов».
За две первые сталинские пятилетки был создан чрезвычайно мощный потенциал. В 1937 году 80% промышленной продукции СССР производилось на предприятиях, построенных за период 1929—1937 годов. За этот же период в стране удвоилась производительность труда. Особое внимание уделялось науке и образованию. Активно строились объекты культурного назначения: театры, кинотеатры, библиотеки, детские клубы. Они вырастали и в сельской местности, и в промышленных зонах.
Американский писатель Теодор Драйзер в 1937 году писал: «Я особенно благодарен советской революции за то, что она впервые остро поставила в мировом масштабе вопрос об имущих и неимущих. Советский Союз в 1917 году начал великий поход в защиту неимущих. В этом — мировое значение и торжество марксизма. Использовать труд, сельское хозяйство, промышленность, естественные богатства, технику, человеческие знания, власть человека над природой, использовать всё это на благо всех трудящихся для того, чтобы обеспечить всем зажиточную и культурную жизнь, — вот урок, который советская революция преподаёт остальному человечеству...».
Выстояв в страшной схватке с фашизмом, Советский Союз смог быстро восстановить разрушенную экономику, города и сёла. К 1952 году показатели строительства нового жилья выросли по сравнению с 1925 годом в 8 раз. Новых высот достигли наука и образование. Всё это неопровержимо доказывало преимущества социализма как общественного строя и экономической системы. Это преимущество по сей день мобилизует адептов капитализма на борьбу с советской историей. Они настойчиво искажают правду о войне и победе народа, отстоявшего завоевания социализма, спасшего мир от фашизма.
Смерть Сталина оказалась невосполнимой для страны утратой. С его уходом СССР потерял верного соратника Ленина, который в совершенстве владел марксизмом и последовательно укреплял социалистический характер отечественной экономики. Началось отступление от важнейшей ленинской установки: решать экономические задачи, используя объективные законы развития общества. Нормой становились командно-политические решения в экономической сфере.
В 1957 году вместо отраслевых министерств были созданы совнархозы. Оказался нарушен закон планомерного пропорционального развития, соблюдению которого Сталин отводил решающую роль. Через три года отраслевые министерства пришлось восстанавливать, но качество планирования и стройные межотраслевые связи были существенно ослаблены.
В 1958 году под руководством Н.С. Хрущёва принято решение передать машинно-тракторные станции колхозам. Эффективность использования сельхозтехники была резко снижена. Если с 1954 по 1958 год объём производства сельхозпродукции в стране вырос на 46%, то в 1958—1963 годах роста не наблюдалось, а урожайность падала.
При всех недостатках ЦК КПСС и Совет Министров СССР уделяли большое внимание совершенствованию методов управления экономикой. Доказательством тому стало детальное обсуждение в широких партийных кругах реформы управления народным хозяйством 1965—1970 годов. В историю она вошла как косыгинская. В ходе проведения этой реформы основная категория рыночного хозяйства — прибыль — стала рассматриваться как главный показатель эффективности работы предприятий. Это вступало в противоречие с объективными законами социалистической системы, от чего предостерегал Сталин. Абсолютизация фактора прибыльности вступила в противоречие с планомерностью развития экономики.
Да, 1965—1970 годы ознаменовались высокими темпами роста валового общественного продукта: в среднем на 7,4% в год. Среднегодовой рост национального дохода составлял 7,7%. Сказалось внедрение систем экономического стимулирования и материального поощрения. Предприятиям и отраслям разрешалось производить отчисления в фонды материального поощрения, в фонды развития производства. Право формировать их вполне соответствует ленинским принципам хозрасчёта. Однако характер использования этих фондов не соответствовал их назначению. Стремление к прибыли не стимулировало предприятия нести расходы на развитие, внедрение и освоение новой техники. Началось снижение динамики научно-технического прогресса. Нарастал качественный разрыв между наукой и производством. Эта проблема так и не была решена.
Не лучшим образом были использованы финансовые поступления от экспорта нефти и газа. До середины 1980-х годов они стимулировали импорт товаров. На темпах научно-технического прогресса это сказалось негативно. На советском рынке товаров народного потребления присутствовало всё больше произведённого в странах Запада. «Прорабам перестройки» это помогло убеждать обывателей в преимуществах капиталистической экономики, в том, что «свободный рынок» — это благая цель, ради которой стоит пережить издержки шоковой терапии и ускоренной приватизации.
Создавать мощную социалистическую экономику было чрезвычайно сложно. Это делали люди колоссального интеллекта и высокой духовности — Ленин, Сталин и их соратники. В этом великом процессе созидания участвовал весь народ. Рушили экономику СССР невежественные люди, не владевшие марксистско-ленинской теорией, отвергшие гигантский опыт советской эпохи. Они были не способны освоить сложную систему управления, использовать для этого научные методы, вывести страну на новый уровень развития социализма. В конечном счёте, производственные отношения вступили в противоречие с мощными производительными силами.
Бывший руководитель Федеральной резервной системы США Алан Гринспен откровенно торжествует: «Экономическая значимость развала Советского Союза грандиозна… более миллиарда низкооплачиваемых, зачастую хорошо обученных работников потянулись на мировой конкурентный рынок… Такая миграция рабочей силы на рынке снизила мировой уровень заработной платы, инфляцию, инфляционные ожидания и процентные ставки и тем самым способствовала экономическому росту в глобальном масштабе».
Эту «пользу» от разрушения великой социалистической державы извлекают те, кто сосредоточил в своих руках рычаги управления глобальной капиталистической экономикой. Граждане же СССР понесли колоссальные потери. И сохранение олигархического, компрадорского капитализма грозит тем, что России ещё только предстоит пережить самые тяжёлые последствия уничтожения социалистической экономики.
Всем поколениям коммунистов важно хорошо усвоить: строительство социализма — это и научно обоснованный, и научно управляемый процесс. У социализма есть уникальная особенность — при условии знания законов общественного развития его созидатели могут существенно ускорять социально-экономический прогресс.


Поиск

Календарь

«  Октябрь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Архив записей


©  Официальный сайт АРО КПРФ (версия от 07.04.2020 г.)