2-27-52;
2-30-58

info@kprf-04.ru



1. Предпосылки Великой революции


Социалистическая революция в России свершилась не стихийно, не наугад и не вдруг. Её неизбежность обосновал В.И. Ленин на базе всего богатства теории, фундамент которой заложили К. Маркс и Ф. Энгельс. Практически победу революции подготовила ленинская партия, нержавеющим оружием которой был большевизм.
Величайшим открытием Ленина стал вывод о переходе капитализма в новую, высшую стадию — империализм. Свободная конкуренция сменялась монополиями. На базе слияния банковского и промышленного капитала формировался финансовый капитал. Вывоз капитала превысил вывоз товаров. Завершился колониальный раздел мира.
Капиталистическая конкуренция сохранялась и неизбежно вела к неравномерности развития разных стран. При империализме это породило ситуацию, когда мир превратился в единую цепь капитализма, а раздел рынков означал передел уже поделённого мира. И Ленин делает второй важнейший вывод: в условиях империализма слабое звено в капиталистической цепи неизбежно. За его счёт империалистические хищники стремятся укрепить свои позиции.
Цепь капитализма может быть прорвана в его слабом звене. Именно в нём капитал может не выдержать наступления пролетарских сил. И основатель большевизма делает третье выдающееся открытие: при империализме социалистическая революция может первоначально победить лишь в нескольких странах или даже одной стране.
Глубокий анализ убеждал Ленина, что наиболее слабым звеном в цепи империализма являлась Российская империя и что именно Россия могла стать родиной социалистической революции. Во-первых, ещё до перехода в империалистическую стадию страна уже была беременна революцией. Ещё в 1875 году Фридрих Энгельс писал: «Россия, несомненно, находится накануне революции... она одним ударом уничтожит последний, всё ещё нетронутый резерв всей европейской реакции».
Во-вторых, Первая русская революция закончилась поражением. Неразрешённые ею противоречия сохранялись и требовали своего разрешения.
И, в-третьих, в начале ХХ века центр мирового революционного процесса переместился из Германии в Россию. Это отмечал, например, Карл Каутский, тогда ещё твёрдо стоявший на позициях марксизма.
Россия представляла собой целый клубок острейших противоречий. Это — противоречие между пролетариатом и буржуазией. Между царской феодальной надстройкой и союзом буржуазии и либеральных помещиков. Между помещиками и крестьянством. Между кулаками, середняками и бедняками внутри крестьянства — самого многочисленного класса России. На это накладывались противоречия между сельской буржуазией и деревенской общиной. В стране остро стояли земельный и национальный вопросы. Существовали межрегиональные и межрелигиозные противоречия. Нарастал антагонизм между городом и деревней.
Мировая война обостряла все виды социальных противоречий, добавляя к ним новые антагонизмы. Ощущение революции становилось всеобщим. «В терновом венце революций грядёт 16-й год», — писал В. Маяковский. Схожие мотивы встречаем мы в творчестве А. Блока, других поэтов и писателей.
Но Ленин не мог опираться на поэтические предсказания. Его кредо — строгий научный анализ. «Революции не может быть без революционной ситуации», — настаивает он и даёт ей классическую характеристику. Первое: для наступления революции требуется, чтобы «низы не хотели» жить по-старому, а «верхи не могли» управлять по-старому, то есть потеряли возможность сохранить в неизменном виде своё господство. Второе: происходит «обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетённых классов». Третье: значительно повышается активность масс, которые в «мирную» эпоху дают «себя грабить спокойно», а в бурные времена созревают «к самостоятельному историческому выступлению».
Мировую войну русский народ справедливо называл «империалистической». Она до предела обострила нужду и бедствия угнетённых классов. Достаточно вспомнить, что в 1916 году царское правительство сформировало первые в истории России продовольственные отряды. Их задачей была экспроприация «излишков» хлеба у крестьян в связи с угрозой голода в крупнейших городах империи.
Страну охватили забастовки. В январе 1917 года число их участников достигло 400 тысяч. Война вынудила дать оружие в руки миллионам рабочих и крестьян, и солдатская масса всё активнее откликалась на социалистические идеи. Так, 25 октября 1916 года в Петрограде прошла многолюдная демонстрация против суда над матросами-балтийцами, которых власть преследовала за создание большевистской организации. И такие эпизоды случались всё чаще.
Ярко проявлялась неспособность «верхов» управлять по-старому. Распутинщина наглядно убеждала: царский режим прогнил до последней клетки. В высших кругах империи широко распространилась мистика — очевидный признак растерянности и невежества.
Россию захлестнул системный кризис капитализма. Страна уже стала частью мировой капиталистической цепи. Но её феодальная верхушка была не способна освоить буржуазные инструменты управления. Даже либеральная часть буржуазии прочно срослась с царизмом, стремясь лишь придать ему благообразный вид.
В Российской империи сложилась революционная ситуация. Но объективных условий для революции недостаточно. Нужны массовые действия революционного класса, достаточно сильные, чтобы сломить старое правительство, «которое никогда, даже в эпоху кризисов, не «упадёт», если его не «уронят». Ленин хорошо помнил слова Маркса и Энгельса: «Против объединённой власти имущих классов рабочий класс может действовать как класс, только организовавшись в особую политическую партию, противостоящую всем старым партиям… эта организация рабочего класса в политическую партию необходима для того, чтобы обеспечить победу социалистической революции…»
Для Ленина в революции пролетариат и его партия существовали в единстве. Партия при этом выполняла авангардную роль. Наличие такой авангардной партии — важнейший субъективный фактор революции.
В.И. Ленин и ленинцы сумели собрать силы революционных творцов для Великой Октябрьской победы. Главная заслуга в решении этой задачи принадлежит большевизму. Начавшись с ленинской «Искры», он организационно оформился на историческом II съезде РСДРП летом 1903 года. Уже в ходе Первой русской революции он на практике подтвердил свою идеологическую, политическую, тактическую правоту.
Слово «большевизм» в десятки языков мира вошло не в переводе, а в своём первородном звучании. Уже сам этот факт говорит об историческом масштабе явления. Большевизм — последовательно марксистское, революционное течение в международном рабочем движении. Он появился в специфических условиях российской действительности. Но «Октябрьскую революцию нельзя считать только революцией «в национальных рамках» — этими словами начинается статья И.В. Сталина к десятилетию Октября. Далее он пишет: «Она есть, прежде всего, революция интернационального, мирового порядка, ибо она означает коренной поворот во всемирной истории человечества от старого, капиталистического мира к новому, социалистическому миру… Нельзя отрицать того, что даже простой факт существования «большевистского государства» накладывает узду на чёрные силы реакции, облегчая угнетённым классам борьбу за своё освобождение. Этим, собственно, и объясняется та животная ненависть, которую питают эксплуататоры всех стран к большевикам».
Партия Ленина не «сконструировала» большевизм, одевая марксизм в национальные одежды. Она предложила его как убедительный ответ на вхождение капитализма в империалистическую стадию. Это помогло русскому революционному движению стать передовым отрядом в борьбе с монополистическим капитализмом и его ведущей силой — финансовой олигархией.
Большевизм представляет собой соединение пролетарского движения с научным социализмом. Он последовательно претворяет в жизнь учение о классовой борьбе пролетариата, о социалистической революции, о диктатуре рабочего класса, о строительстве социализма в условиях капиталистического окружения.
Характерная черта большевизма — пролетарский интернационализм. Он неизменно следует принципам международной солидарности трудящихся и умело соединяет общие закономерности борьбы за социализм с национальными, региональными, историческими особенностями.
Став альтернативой меньшевизму, большевизм не приемлет социал-соглашательства, оппортунизма и ревизионизма. Он отстаивает чистоту марксистско-ленинской теории, борется против её фальсификаций, выступает против конвергенции коммунистической и социал-демократической идеологий. Одновременно большевизм не приемлет сектантство, стремится сплотить левые силы в противостоянии диктатуре капитала.
Большевизм — это поистине выдающееся явление. Он сочетает романтику высоких мечтаний и прагматизм действий, верность принципам и гибкость в тактике, бурлящую энергию и твёрдый расчёт.
Большевистская партия — это партия социалистической революции, социалистического созидания и коммунистической перспективы. Величайшая заслуга В.И. Ленина и его соратников — создание партии нового типа. Её задача — направлять пролетарское движение в русло борьбы за социализм.
Понятия «большевистская партия» и «партия нового типа» — по сути синонимы. Партия большевиков объединила в один поток непримиримую борьбу рабочего класса против буржуазии с крестьянской борьбой за землю. Сливаясь с революционно-освободительным движением колониальных и угнетённых народов, она открыла широкие возможности для соединения социально-классовой и национально-освободительной борьбы.
Большевики-ленинцы последовательно отстаивали пролетарский характер партии. «Главная сила движения — в организованности рабочих на крупных заводах, — утверждал Ленин и настаивал: — Каждый завод должен быть нашей крепостью». Эта задача и в наши дни полностью сохраняет свою актуальность для КПРФ.
Партию нового типа отличает органичное единство твёрдой, осознанной дисциплины и широкой внутренней демократии. Оно позволило ленинцам пройти сложный путь от организации партии до организации власти после победы социалистической революции. Эта новая власть утвердилась так стремительно, твёрдо и по-деловому, что уже в 1919 году московский корреспондент газеты «Чикаго дейли ньюс» писал: «Никогда ещё в истории современной России правительство не пользовалось в действительности большим авторитетом, чем теперешняя Советская власть. Когда въезжаешь в Советскую Россию, то сразу замечаешь, что каков бы ни был большевизм, он отнюдь не тождествен с анархией. Пробыв в коммунистической республике некоторое время, приходишь в изумление, ибо положение здесь противоположно тому представлению, которое составилось у американского народа. Здесь нет беспорядка. На улицах Петрограда и Москвы находишься в большей безопасности, чем на улицах Нью-Йорка и Чикаго».
Советская власть стала качественно новым типом государственности. Опираясь на коренные традиции народов России, она соединяла в себе творчество трудящихся масс и их культуру. Вертикаль «народ — Советы — партия нового типа» оказалась эффективной системой благодаря единству интересов и целей.
26 октября (8 ноября) 1917 года II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов сформировал высший орган Советского государства. В состав Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета были избраны 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 социал-демократов-интернационалистов, 3 украинских социалиста, 1 эсер-максималист. Вскоре союзники и попутчики большевиков один за другим сошли с политической арены.
Советская власть стала особой социальной средой. В этой среде все остальные партии, кроме большевистской, попали в положение внесистемных. И сделали это вовсе не «комиссары в кожаных тужурках». «Внесистемность» по отношению к Советской власти была присуща этим партиям изначально. Почему? Да потому, что все они, включая меньшевиков и эсеров, были элементами буржуазной системы. И только большевики оказались партией нового типа не только по организационному складу, но и социально, и общественно-политически. Поэтому они и получили массовую энергичную поддержку всей трудовой России.

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Архив записей


©  Официальный сайт АРО КПРФ (версия от 07.04.2020 г.)