2-27-52;
2-30-58

info@kprf-04.ru



7. В борьбе с национальной катастрофой


Уважаемые товарищи!
Для партии, выступающей за строительство обновлённого социализма, важно понимать: сохраняются ли сегодня черты той эпохи, в которой В.И. Ленин вёл партию к победоносной социалистической революции?
Программа КПРФ формулирует чётко: мы живём в обществе реставрированного капитализма. На октябрьском 2014 года пленуме ЦК партии он оценён как «регрессивный и паразитический, олигархический и компрадорский», который «нежизнеспособен и исторически обречён».
По данным социологов, граждане России желают жить в обществе, в котором главной ценностью является социальная справедливость. На это прямо указывают почти половина респондентов. Почти 36% опрошенных мечтают о возвращении к национальным традициям, чаще всего понимая под ними традиции советской эпохи. Каждый третий желает будущего, в котором Россия будет великой державой. Только 13% связывают надежды со «свободным рынком и частной собственностью». И это закономерно: желанное для наших соотечественников будущее недостижимо, пока власть находится в руках крупного капитала.
Россия вновь оказалась в клубке острейших противоречий. Основное из них — между трудом и капиталом. Реставрации капитализма сопутствует обнищание трудящихся — как относительное, так и абсолютное. По данным Института социологии РАН, треть наших соотечественников живут в бедности. Большинство этих людей имеют работу, но их зарплата не соответствует даже прожиточному минимуму. Разрыв между группами россиян, имеющими максимальные и минимальные доходы, составляет до 40 раз. И это значительно больше, чем в царской России.
Нужда и бедность угнетённых классов налицо. Исследования показывают: за последние 20 лет значительно сократилась занятость в госсекторе и снизилась социальная защищённость работников частных предприятий. Растёт безработица. О её грозящем увеличении, не стесняясь, говорят и первый зампред правительства Шувалов, и глава минэкономразвития Улюкаев, и министр труда Топилин, и председатель Центробанка Набиуллина. Таким образом, власть признаёт, что дальнейшее обнищание трудящихся неизбежно.
Из числа противоречий вековой давности сегодня исчезли антагонизмы между крестьянами и помещиками, между сельской буржуазией и общиной. Но последняя сельскохозяйственная перепись 2006 года подтвердила наличие острых противоречий внутри расслоившегося крестьянства. В российской деревне уже на тот момент насчитывалось более 550 тысяч наёмных работников, которых эксплуатируют частные землевладельцы.
Всё более острые формы в стране приобретает земельный вопрос. С одной стороны, миллионы гектаров сельхозугодий заброшены и выведены из оборота. С другой — в результате навязанной купли-продажи земли в деревне нарастает расслоение по величине земельных наделов. Свыше 17% крестьянских хозяйств — безземельные, 43% — малоземельные. В то же время появились настоящие помещики-латифундисты, чьи имения достигают десятков тысяч гектаров.
В дореволюционную пору в России остро стоял национальный вопрос. После контрреволюционного переворота 1991—1993 годов он вновь приобрёл чрезвычайную остроту. Налицо и межрелигиозные противоречия. По данным социологов, религиозный экстремизм не беспокоит только пятую часть населения. 42% респондентов испытывают по этому поводу озабоченность, а почти 40% находятся в состоянии сильной тревоги и страха.
Характерный для царской России антагонизм между городом и деревней трансформировался в острые противоречия между различными типами поселений. Исключительно сильны противоречия между регионами, между разными частями страны.
Итак, в современной России формируются всё болееострые противоречия между «низами» и «верхами». Но способны ли при этом «верхи» управлять по-старому? Вероятно, сегодня ещё способны. Однако их возможности на пределе.
Исследования показывают, что 80% наших сограждан готовы отказаться от продуктов питания из стран Запада, 55% — от поездок в страны Евросоюза и США. Но всё это означает готовность отказаться от своего рода «излишеств». А вот на предложения власти потуже затянуть пояса ответ граждан России уже совершенно другой: 82% не согласны с повышением налогов, 84% не приемлют замораживания заработной платы и пенсий.
В условиях экономического кризиса рабочий вопрос в России продолжает обостряться. Усиливается обнищание «низов». Зреют объективные условия революционной ситуации. Но Ленин предупреждал: «Переворот может назреть, а силы у революционных творцов этого переворота может оказаться недостаточно для его совершения, — тогда общество гниёт, и это гниение затягивается иногда на целые десятилетия».
Происходящее в стране свидетельствует о том, что Россия уже находится на стадии гниения. Своей парламентской и внепарламентской борьбой КПРФ стремится остановить разложение общества, порождённое реставрацией капитализма. Эта работа нужна ради защиты страны, ради сбережения трудящихся. Но практика подтверждает, что болезни капитализма внутри него не излечить. Позиция наша потому неизменна: «Выход из кризиса — социализм!» И роль передового класса, «способного спасти Россию от гниения», может сыграть только пролетариат.
На тему рабочего класса властью наложено негласное табу. У тех, кто далёк от производства, может сложиться впечатление, что класс этот просто исчез. На то и делается расчёт. Ему подыгрывают те авторы из патриотической среды, что попали под влияние новомодных теорий о постиндустриальном и информационном обществе. С хлестаковской лёгкостью они судят об исчезновении пролетариата, о затухании классовой борьбы, о её замене борьбой национально-освободительной.
Но если класса пролетариев нет, то эксплуатировать некого и прибавочную стоимость извлекать неоткуда. Как тогда возникает капитал и откуда берутся капиталисты? Впрочем, бесполезно спорить с горе-теоретиками, выдающими абсурд за истину. Все их построения — из области идейного капитулянтства перед крупным капиталом. Буржуазные идеологи всегда стремились отлучить рабочих от классового анализа фактов и социальных явлений. Капитал хорошо помнит уроки истории и потому страшится рабочего класса как своего могильщика.
Чтобы прочно опираться на массы трудящихся, нам, коммунистам, нужно каждый раз точно знать уровень протестных настроений в обществе, понимать, какие рубежи мы занимаем, с каких позиций начинаем своё наступление. В конце прошлого года учёными Института социологии РАН опубликован доклад по проблемам массовой политики. В нём отмечено, что 70% опрошенных социологами граждан заявили о наличии у них политических взглядов. Самой многочисленной группой в 75% оказались сторонники различных моделей социализма. Вот та социальная база, с которой мы должны плотно работать. Это большинство составляет реальную оппозицию компрадорскому капитализму и его политическому режиму. Левые либералы, правые либералы и либералы «без уклона» составили лишь 8% опрошенных. Кроме того, в выборку попали анархисты, консерваторы и экологи, набрав по 7—8% симпатизирующих.
Это исследование — лучший ответ всем тем, кто до сих пор слёзно жалуется то на отсутствие, то на пассивность пролетариев. Между тем 29% процентов рабочих заявляют: им близки люди, которые активно участвуют в митингах. Ещё 29% рабочих говорят о схожести своей позиции с теми, кто допускает возможность участия в политических акциях. Среди интеллигенции показатели скромнее. А среди служащих и «белых воротничков» они ниже почти в 2,5 раза.
Таким образом, готовность рабочих к участию в акциях протеста растёт. Всё лучше почва для нашего влияния в пролетарской среде. Мы должны максимально использовать эту тенденцию. Предыдущий пленум ЦК дал конкретные поручения в этом плане. Горкомам и райкомам рекомендовано взять на вооружение методику «опорных точек» влияния на рабочий класс. Стать ими должны конкретные предприятия. Нужны активная защита интересов наёмных работников, борьба с несправедливыми увольнениями, развитие пролетарской солидарности. Уже в конце года нам предстоит проверить, как реализуются принятые решения каждой организацией.
Задача КПРФ — всемерно развивать рабочее движение, соединять его с социалистической идеологией. Положение дел требует от нас шаг за шагом наращивать каждодневную работу в массах, знать нужды трудящихся разных профессий и возрастов, находить общий язык с верующими и атеистами, убеждать нетвёрдых и переубеждать запутавшихся. Упустим организующую роль массового протеста — можем оказаться на политической обочине, будем активны — приблизим час социалистического преображения Родины.
В современной России в классовом противостоянии столкнулись сразу четыре силы. Во-первых, это ненасытная олигархия и выражающая её интересы власть. Их политическим оплотом выступает «Единая Россия». Во-вторых, это классово близкая им либеральная прозападная буржуазия. Она опирается на олигархические группировки, возникшие в пору ельцинского фаворитизма. Её центры — малочисленные партии, такие, как Партия прогресса (А. Навальный), ПАРНАС (В. Рыжков, М. Касьянов), «Солидарность» и т.п. Третья сила — мелкая буржуазия, численно растущая в пору экономических кризисов. Её ведущие политические полпреды — «Справедливая Россия» и ЛДПР. Четвёртой силой выступают рабочий класс и его союзники, которых призвана возглавлять КПРФ.
Такие многополярные конструкции характерны для «мирной» политической жизни. Но события на Украине показали: когда дело доходит до прямого противостояния, подобные многоугольники выпрямляются. Остаются два полюса, два центра притяжения. Для этого им надо нейтрализовать другие социально-политические силы. При активизации политической борьбы в России мелкая буржуазия привычно окажется в пристяжных. Реально за власть будут бороться две силы.
Первый вариант: ими станут объединённая буржуазия и объединённый пролетариат во главе с КПРФ. Это — шанс для России вернуться на путь социалистического созидания. Такова была стратегия большевиков в Великой Октябрьской социалистической революции. И она принесла победу.
Второй вариант: за власть схватятся конкурирующие олигархические группировки. Разница между ними — лишь в способах осуществления диктатуры капитала. Победа любой из них может привести к установлению режима с «коричневыми пятнами»: когда капиталу не хватает буржуазно-демократических методов, он отдаёт предпочтение фашистским. Именно так и случилось на Украине.
Для КПРФ всё это означает, что ни одна из групп крупного капитала не может рассматриваться как союзник или попутчик партии. Реальной альтернативой двум силам контрреволюции должны стать рабочий класс и КПРФ. Как утверждал Сталин, отказ компартии от борьбы за руководство миллионными массами, её линия на коалицию с буржуазией соответствуют меньшевистской стратегии. Большевизм предпочитает предоставить роль «гегемона революционного движения» пролетариату.
Партия наследников Октября не может позволить себе плестись в хвосте событий. Мы справимся со своей исторической ролью, только выступая авангардом борьбы за социализм. КПРФ давно прошла стадию своего формирования. Теперь предстоит брать новые высоты. Партия призвана привлечь на свою сторону широкие рабочие и крестьянские массы. Характеризуя подобную ситуацию, И.В. Сталин отмечал: «Партия в этот период уже не так слаба, как в предыдущий; она, как движущая сила, превращается в серьёзный фактор. Теперь она… превращается… в инструмент для руководства борьбой масс в деле свержения власти капитала… Центр внимания партии уже не сама партия, а миллионные массы населения».
Гниение страны — эта ленинская характеристика состояния России, данная сто лет назад, точна и сегодня. Рабочий класс — ведущая сила Великого Октября, которая остановила национальную катастрофу. Ключевая задача КПРФ — объединить в своих рядах лучших представителей этого класса. Только они способны к непримиримой борьбе с капиталом. Только с ними партия защитит страну от угрозы новой национальной катастрофы.


Поиск

Календарь

«  Октябрь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Архив записей


©  Официальный сайт АРО КПРФ (версия от 07.04.2020 г.)